8 апреля 2018 г.

Губительный прецедент

Настоятельно рекомендую ознакомиться со следующей статьёй.
Несколько перекликается с тем, что я говорил с год назад.

Некоторые цитаты отнюдь не бравада, сам пару раз поступал примерно, как описывает гм Евгений Глейзеров:

"Не просто дал бы согласие, а потребовал применения полного комплекса мер, включая личный обыск с применением средств для обнаружения скрытых микрофонов, пусть даже и во время партии"

Арбитр в Иране буквально отказывалась, но я настоял на проверке кошелька и т.п. Зачем мне напрасные подозрения?
Картинки по запросу фото мужской кошелёк-сумочка
MODNOTAK

В Алжире, почувствовав косые взгляды просто выложил всё содержимое на стол.
Совершенно без обид, всё в рабочем порядке, хотя некоторый осадок остаётся, конечно.

Итак, читайте:
Картинки по запросу фото гроссмейстер Глейзеров
Все гроссмейстеры шахматного мира
Гроссмейстер Глейзеров Евгений

Губительный прецедент

Хотел бы высказать некоторые соображения в связи с известным решением комиссии ФИДЕ по этике о санкциях в отношении гроссмейстера Евгения Соложенкина, а равно с идущим сейчас судебным процессом по иску Асаубаевой к Соложенкину.
Прежде всего хочу подчеркнуть, что по сути данного конкретного конфликта у меня нет никакого мнения, так как я не обладаю фактическим материалом, необходимым для того, чтобы это мнение составить. Речь идёт совершенно о другом, а именно: допустимо ли вообще преследование за высказывание подозрений в читерстве, пусть и не нашедших доказательств?
Читерство — это не просто нечестная игра вроде договорных результативных партий. Читерство представляет собой экзистенциальную угрозу, то есть угрозу самому существованию шахмат как спорта. Именно так и воспринимает этот вопрос всякий честный (или даже не очень честный, но, во всяком случае, не являющийся читером) профессиональный шахматист — как страшную угрозу своей профессии, делу своей жизни, в конечном счёте — себе лично.

Полностью здесь.

Комментариев нет:

Отправить комментарий